Вернуться
Мессерер Борис Асафович
Мессерер Борис Асафович
Биография
Борис Асафович Мессерер (1933 г.) – театральный художник, сценограф, педагог. Его творчество тесно связано с Большим театром. Асаф Михайлович так писал о нём в своей книге: «Борис много занимался станковой графикой. В циклах «Ленинград», «Прибалтика», «Бухара», «Хива», «Сванетия» его интересовали и городские пейзажи и ритмы зодчества – вертикали минаретов или прекрасные древние сванские башни. Он любит писать на больших полотнах композиции со старыми креслами, стульями, на которых стоят тоже старые керосиновые лампы, прихотливый и упругий ритм изгонувших «шею» граммофонов в соседстве с экзотическими растениями и телами натурщиц. Занимался он и книжной графикой, но главным делом жизни стал театр». Закончив Московский архитектурный институт, Борис Асафович выступил в качестве сценографа в театре «Современник». Он оформил чешскую сказку «Третье желание», потом «Белоснежку и семь гномов», «Сирано де Бержерак», «Старшую сестру», «Назначение». До начала работы в Большом театре ему довелось оформить множество спектаклей в самых известных театрах Москвы: во МХАТе – «Сладкоголосую птицу юности», «Принца и нищего», в Вахтанговском театре – «Тринадцатого председателя», «Три возраста Казановы», в Театре Сатиры – «Чудака», «Самоубийцу», в Театре на Малой Бронной – «Покровские ворота». В 1963 году его пригласили в Большой театр оформить балет «Подпоручик Киже». Но особенного успеха удостоились его декорации к балету «Кармен-сюита». Этот балет шёл в театрах во многих городах мира – Токио, Хельсинки, Буэнос-Айреса, Милана и других. Б. А. Мессерер является автором сценографии около 200 опер и балетов, книги воспоминаний, альбомов. Сотрудничал с Ю. Завадским, А. Райкиным, В. Плучеком, А. Эфросом, Б. Покровским, О. Ефремовым. По мнению критиков, в декорациях Мессерера присутствует особая сценичность: они конструктивны, пластичны, декоративны, невероятно динамичны. Художник обладает талантом преображать обыкновенные, бытовые вещи в театральные образы, создавая через линию и силуэт неожиданное линейно-ритмическое напряжение. Для своих постановок он, как правило, находит неожиданные объёмно-пространственные решения, обретающие знаковый характер. Сам Борис Асафович говорит: «Я для себя положил с самого начала, что не буду зависеть от выбора режиссерского, я остаюсь самим собой: я рисую свои картины, я свободен». И именно эта свобода чувствуется во всех работах художника. Его графические композиции действуют в сценическом пространстве как самоценные образы, обретая значение изобразительного «персонажа» спектакля. Этот сценографический «персонаж» весьма точно согласуется со сценическим действием актёров, но воздействует самостоятельно и может прекрасно существовать и вне сцены.